Шахтёр «Листвяжной»: «Чувствуешь себя смертником ради чьих-то доходов»

РОТ ФРОНТ взял интервью у рабочего печально известной шахты

От редакции. Страшный взрыв на шахте «Листвяжная» случился 25 ноября и унёс жизни 51 человека, среди которых 5 горноспасателей. 99 человек пострадало — 16 из них до сих пор в больнице. Корреспондент ресурса «РОТ ФРОНТ» взял интервью у рабочего «Листвяжной», чьи родственники и ближайшие коллеги лишь по счастливой случайности избежали гибели.

Шахта "Листвяжная"

— Вы работаете на шахте «Листвяжная»? Можете немного рассказать об обстановке на предприятии? Каким Вам видится дальнейшее развитие ситуации?

Работаю. Все сказано многими людьми, и мной в том числе. Теперь будет тягомотина несколько лет с судами, потом прекратят дело по давности сроков. Все как обычно.

— Ясно. А коллектив что думает о дальнейших действиях? Будут дальше закрывать глаза на нарушения техники безопасности или что-то предпримут? Я так понимаю, о соблюдении норм безопасности речь не шла уже давно?

Месяца четыре творился просто беспредел. Что дальше будет, не знаю. Учитывая, что у СДС [АО ХК «СДС-Уголь», которому принадлежит шахта «Листвяжная». — прим. ред.] тесные связи с партией власти.

— А коллектив к этим нарушениям как относился? Пробовали ли с ними как-то бороться? Например, через профсоюз? Либо посредством обращения в надзорные органы?

Надзорные органы не появлялись на шахте года полтора. По крайней мере, под землёй.

— А профсоюз?

Про местного профсоюзника говорят, что толку с него совсем мало… Я несколько дней отработал с такими превышениями содержания метана и в отпуск ушел. Другая наша бригада долго там с газом работала. Моя жена искала возможности что-то предпринять, когда от меня услышала про ситуацию, но не нашла, куда можно обратиться. До этого на другом стволе шахты работали, там нормально было.

В шахте

— Понятно. А было ли желание сменить работу на более безопасную? Есть ли альтернативы?

Да, думал вернуться обратно в СУЭК, если моя бывшая бригада вернётся работать в родной город. Сейчас ездят за 150 км на работу. Мысли о смене работы часто посещают, когда чувствуешь себя смертником ради чьих-то доходов. Я за 20 лет работы в шахте такого беспредела не видел никогда. Чтобы метан был во взрывоопасной концентрации, а датчики не выключали напряжение автоматически… Любой пробой кабеля или авария электрооборудования и все. Такое очень редко, но бывает…

— Но пока, получается, будете дальше в шахте работать? Что будете делать, если снова датчики запищат и нарушения техники безопасности продолжатся?

Пока не решил, подыскивать ли другую работу. Если беловских безопасников [ответственных за соблюдение техники безопасности на предприятиях в городе Белово Кемеровской области. — прим. ред.] тряханут, возможно, будет хоть какой-то контроль. Первые полтора года, пока не запустили текущую лаву [подземная горная выработка. — прим. ред.], не было таких смертельно опасных проблем. В этой лаве давило вентиляционный штрек, его заузило в 5 раз: возникли проблемы с проветриванием, и появился газ. Со временем ситуация только усугублялась. А ведь хотели ещё вторую лаву запустить и питать ее исходящим с первой воздухом… Все шло к взрыву. Останавливать не давали вообще. Только вперёд, только больше угля. И нас, проходчиков, гнали в загазованный ствол шахты вторую лаву готовить.
Когда совсем печально стало, по 8-15% [метана. — прим. ред.] набиралось! Только после недели в таких условиях отправили в другое место. Тогда в лаве полностью обрушилось 30 метров вентиляционного штрека. Потом я в отпуск ушел, а других рабочих, как лава проехала обрушение и газ вернулся к 1-2%, обратно вернули. По технике безопасности, исходящая струя воздуха с того ствола, куда ходили работать, должна содержать не более 0,75% метана.

Горная выработка

— Такие превышения вообще в норме вещей или это разовые случаи? В других шахтах так же?

Только если какие-то проблемы с вентиляцией, например разлетелась вентиляционная труба в проходческом забое, кратковременно. И сразу автоматика должна выключать напряжение.

Я до этого работал на другой шахте — там если по каким-то причинам проветривание было недостаточным и начинал набираться газ во время работы комбайна, оператор АГЗ [автоматизированная газовая защита — прим. ред.] выключала напряжение при показаниях чуть меньше 1%, ещё до срабатывания автоматики. Чтобы данные об автоматическом срабатывании датчика не ушли в СУЭК, в головную компанию, и не начались разбирательства. А тут, на «Листвяжной», беспредел и заколоченные непонятно куда датчики метана. Раньше останавливали работу при двух процентах вверху лавы в самом загазованном месте.

— СУЭК — это управляющая организация? Как это расшифровывается?

Сибирская угольная энергетическая компания. Тут руководство, считай, сделало всё, чтобы взорвать шахту. По требованию более высокого руководства, видимо. Первые полтора года работы на этой шахте не наблюдал такого беспредела. Хотя в лаве не был, не могу точно сказать.

— Понятно. Нашел еще такой факт, что в августе директор «Листвяжной» Сергей Махраков был признан лучшим руководителем угольной шахты 2021 года по итогам регионального конкурса. Насколько эта награда была заслуженной?

Не знаю. Были какие-то параметры, по которым заслужил. Шахта на тот момент была одной из самых привлекательных по зарплате, к тому же, близко к населённым пунктам. Плюс — крупная компания. Не знаю, насколько он был в курсе ситуации с газом. Если не ошибаюсь, рабочие с очистного участка разговаривали с ним по этому поводу. Слышал в интернете запись переговоров в чате лавщиков, говорили, что директор сказал работать до 1% метана. А начальник требовал при больших концентрациях.

Суд арестовал директора шахты Сергея Махракова на 2 месяца
Суд арестовал директора шахты Сергея Махракова на 2 месяца

— С зарплатой не было проблем? Всё вовремя и хорошая? И правильно ли я понял, что непосредственные начальники могли Махракову не докладывать о нарушениях? Чтобы выслужиться? Или за премии боялись?

Звеньевые же тоже разные люди. Кто-то «пошлет» и начальника, и выше, и будет ждать, пока проветрится полностью. А кто-то запустится. Не могу сказать. А с зарплатой проблем не было, и задержек тоже.

— Коллектив-то что думает о дальнейшей работе? Ведь заставят снова жизнью рисковать? Может быть, попробовать создать независимый профсоюз или хотя бы освещать нарушения, если снова будут?

Я с коллективом особо и не общался, кроме нескольких человек.

Скажу еще, что сейчас увольнения вряд ли будут. Хоть что говори. Начальник может твердить, что никого в газ не отправлял. И может просто КТУ [коэффициент трудового участия. — прим. ред.] 0,8 ставить, пока сам не уволишься. Одно время с полгода КТУ не было. Люди в прокуратуру жаловались, а директора в ответ по карману били. Потом КТУ вернули, просто бумажки пишут за какие-нибудь нарушения. Типа невыполнения наряда.

А я ещё не решил уходить или нет, мы должны идти новый пласт вскрывать, и с год точно там не должно быть никаких проблем.

В этот раз повезло. Мне, моему звену, брату, родственникам. Отцу пацана, что со мной работает, повезло: работал на другом стволе и вышел, только газом надышался. Спасатель у него всего 5 минут проработал. А брат был в первую смену, приехал на автобусе втором и спуститься не успел. Спасатель у него не сработал совсем.

Шахтёры

— А они, эти спасатели, проверяются? Или тоже без контроля используются?

На герметичность проверяются, может как-то ещё, не знаю. Вообще, все самоспасатели свежие были… Какая-то бракованная партия, что ли…

— Странно тогда. А в целом обеспечение индивидуальными средствами защиты на каком уровне?

У каждого шахтера индивидуальный самоспасатель*.

*Самоспасатель — средство индивидуальной защиты органов дыхания. Предназначен для обеспечения выхода людей из опасной и потенциально опасной атмосферы (с недостатком кислорода, и/или загрязнённой вредными веществами) в случае аварии, пожара, других чрезвычайных ситуациях.